Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:38 

№1198. Портрет для pulso de la vida

.Ephemera.
Чтобы тебя любили, приходится быть со всеми хорошим каждый день. Чтобы ненавидели — напрягаться не приходится вообще.(с)
pulso de la vida

я не знаю, насколько ЭТО правда.
Но мне кажется, большинство того, что я смотрела в детстве-насквозь пропитано волшебством.

1. Бросающаяся в глаза неуравновешенность - первое, что хочется выделить. Дневник ведёте больше для себя, поэтому всё в нём вертится в основном вокруг вашей персоны.
Носите маски. В жизни явно не такая брутальная бой-баба, какой хотите казаться в дневнике. Причём как-то странно вас кидает - вы то мочите всех направо и налево, то вы эдакая чикуля на шпильках, то стервозная дамочка. Вы примеряете на себя образы и ждёте реакцию сервера. Если "ожидаемой реакции сервера не слышно ©4; Куваев", то вы начинаете проделывать то же самое, только с другим образом. В общении вы больше интроверт, абы кому не доверяетесь, ибо раньше много на этом обжигались. Ключ к вашему внутреннему миру выдаётся только Избранным, причём заслуженно Избранным.
Смею предположить, что в душе Вы всё ещё далеко ребёнок. Взбалмошный, несамостоятельный, требующий внимания, ласки и заботы. Вы искренне верите в чудеса и стараетесь сохранить их в себе. Мир для вас слишком жесток. Вы пытаетесь ему соответствовать, но попытки неудачны. В словах часто резки и вспыльчивы.
Вы ещё сами не знаете, кто вы есть. Вы выбираете себе Себя.
2. Бежевый дизайн говорит о неопределённости во взглядах и мышлении, незащищённости.
Если вы любите бежевый - вы обладаете большинством качеств, присущих любителям коричневого, однако качества эти проявляются в вас не столь интенсивно. Кремовые и медовые тона несут в себе свойства, характерные для желтого, а розоватые - для красного. Вы - теплый, дружелюбный человек, пенящий качество. В большинстве ситуаций вы предпочитаете сохранять нейтралитет. Вы очень практичны и рассудительны.
3.
4.

@темы: Портреты, Портреты от .Ephemera.

20:54 

№ 802. Портрет для pulso de la vida

Трудный возраст прошёл, а алкоголизм остался.
pulso de la vida

1. Человек доверчивый, верящий в людей. В лучшее, в доброе. Вы не успели до конца разочароваться в жизни. Легкость суждений и способность удивляться выдаёт в вас романтика. Я бы охарактеризовал вас крылатым выражением "ветер в голове". Вы витаете в облаках лишь иногда посещая грешную землю когда это действительно требуется. Есть в вас отгороженность от мира. Будто бы вас видно, но настоящая вы скрываетесь за внешней ширмой. Будьте чуть ближе к бренности бытия и сможете много добиться.

2. Дизайн создаёт впечатление мокрой осени. Не пасмурной, а именно мокрой. Конец октябрь, когда листья под ногами намокают и приобретают схожие цвета, а небо становится непередаваемо сего-голубого цвета. Когда немножко грустно, но это хорошая грусть. Она питает душу. Позволяет ей возвыситься, отгородиться от грязи и ненужности. Позволяет быть наедине с собой.

3.

4. Всё наощупь в завесе тумана,
Воздух сыростью давит в груди.
Даже можно сравнить с наркоманом
Его в тяге к бессонной ночи. ©

@темы: Архив портретов, Портреты

21:47 

Доступ к записи ограничен

Несса.
One person's craziness is another person's reality.(c) Tim Burton
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:45 

lock Доступ к записи ограничен

Saires Smith
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:50 

lock Доступ к записи ограничен

Графиня Барбосса
Наш корреспондент уже двадцать минут находится в стеклянной комнате, мысленно вызывая НЛО.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:21 

Шляпник и Алиса

Саарья
Я - человек. Я живу каждый день.
17:50 

Мне наплевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще.©
Название: Чаепитие.
Автор: Юу Канда (RoyMustang84@mail.ru)
Жанр: немного юмора, немного романтики.
Фандом: Alice in Wonderland.
Пейринг: Безумный Шляпник/Алиса.
Предупреждение: Эм...
Рейтинг: нормально)
Размещение: оповещайте что размещаете –а так ради бога.
Дисклеймер: Льюис Кэрролл, ты гениален...не претендую!
Сюжет: Никакого. Простое чаепитие.
Предупреждение: Хз что это...

читать дальше

@темы: Alice, Mad Hatter

20:55 

И королева червей плачет

raining down in pieces
19:52 

Вариации на тему «Алисы в стране Чудес»

Мэб ♥ Королева
Чеширский Кот начал таять в воздухе. Сперва исчезла голова, потом туловище, и лишь подёргивающийся хвост ещё какое-то время виднелся в воздухе.
- Скажите, пожалуйста, - спросила Алиса, - почему вы исчезаете в обратном порядке? Где же ваша знаменитая улыбка?
Кот слегка проявился обратно.
- Не до улыбок мне шейшас, - пробурчал он. – К штоматологу хожу, не фидно фазве?

* * *

- Скажите, пожалуйста, Герцогиня, - спросила Алиса, - ну почему вы так любите выводить из всего мораль?
Герцогиня посмурнела.
- Влияние советской школы, понимаешь ли, душечка… И ещё скажи спасибо, что я не упоминаю всюду руководящую роль партии.

* * *

- Гусеница, скажите, пожалуйста, зачем вы курите кальян? Ведь это же вредно!
- Видишь ли, - ответила Гусеница, - я просто не хочу превращаться в бабочку. Ты когда-нибудь видела курящих бабочек?
- Нет, - пробормотала Алиса.
- Вот то-то и оно, - заключила Гусеница.
- Но курящих гусениц я тоже раньше не видела, - не отставала Алиса.
- Н-да? – сказала Гусеница.
И исчезла.

* * *

- Ну какие же вы одинаковые! – изумилась Алиса, смотря то на Труляля, то на Траляля.
- Что значит – «мы»? – хором возмутились братья. – Я вообще-то тут один!
- Точно? – спросила Алиса.
- Абсолютно точно! – в унисон заверили её братья.
Алиса вздохнула, и подумала, что от гриба надо откусывать пореже…

* * *

- Уважаемый Болванщик, а зачем вы запихиваете Соню в чайник? – спросила Алиса.
- Потому что кофейника нет, что тут непонятного? – удивился Болванщик.

* * *

- А скажите пожалуйста, почему вас называют Мартовским Зайцем?
- Потому что я не заяц, - хмуро ответил Мартовский Заяц. – Я кролик. И к тому же на моих часах всё время март. Если бы ты знала, девочка, как я устал!

* * *

Алиса наклонилась к стоящему в цепях Валету и тихонько спросила:
- А вы в самом деле стащили эти несчастные пирожки?
- Ну что вы! – с упрёком ответил Валет. – Это мои собственные пирожки. Я ими торгую.
- А почему же вас судят? – удивилась Алиса.
- Санэпидстанция придралась, - буркнул Валет. – Теперь дело шьют…


02:59 

Длинные ноги. Острые косточки. Лазурная душа.
Согласитесь, милая вещь))

09:24 

The Death of the White Rabbit

опять интернет не того века
19:29 

Алиса в стране чудес. Глава 13.

Мэб ♥ Королева
Алиса часто просыпалась посреди ночи и вспоминала приснившиеся ей сны; только они были бледными и какими-то слабенькими, эти сны, по сравнению с теми видениями в зеркале. За ночь дом остывал, было холодно и темно, и вот, в этом холоде и темноте, девочка потихоньку спускалась в гостиную и прижимала ладонь к зеркальному стеклу. Там был паучок. Паучок плёл на зеркале паутину, словно чтобы ловить мотыльков и мух, проникающих с той стороны. Но как бы она ни старалась, Алиса, у неё больше не получалось сделать так, чтобы рука прошла сквозь стекло. Её отражение насмешливо улыбалось из зеркала. Но вот в одну из ночей, когда ей снова приснился самый обыкновенный сон, такой обычный, что он и вовсе не походил на сон, Алиса вдруг оказалась в гостиной, перед большим зеркалом, хотя и сама не заметила, как она туда попала. И зеркало таяло, как туман, и теперь её рука без труда прошла сквозь стекло.

А через пару минут Алисин папа проснулся в холодном поту. Его сердце бешено колотилось в груди. Что-то его разбудило — какой-то шум. Он подумал, что надо пойти и проверить, все ли в порядке с Алисой. Но девочки в комнате не было. Алисин папа спустился в гостиную. Странные тени скользили по стенам и потолку: тени как будто шептались друг с другом. Он уже собрался закричать и позвать на помощь и вдруг увидел, как из зеркала высовывается рука. Маленькая и тоненькая рука. Рука ребёнка. Это была Алиса. Вслед за рукой показалось лицо, все облепленное паутиной. Алиса сделала ещё шаг, но не смогла выйти из зеркала — она застряла точно на середине между двумя мирами.

Её папа не верил своим глазам. Он схватил дочку за руку, потянул и все-таки вырвал её из холодной зеркальной хватки. Потом он взял со стола тяжёлое каменное пресс-папье. Алиса пыталась ему помешать, но тщетно. Вне себя от ярости, охваченный страхом, папа швырнул камень в зеркало.

Раздался жуткий вопль. Истошный крик боли — из разбитого зеркала. Осколки рассыпались по полу. Алиса бросилась к ним, попыталась собрать. Ей надо было собрать их все, если получится. Вставить обратно в раму. Слезы текли по её щекам, стекло резало пальцы. Отец обхватил её обеими руками и потащил прочь из комнаты, не обращая внимания на её протестующий крик. Только теперь Алиса почувствовала боль. Только теперь. Все руки у девочки были в крови.


Джефф Нун. "Брошенные машины"

@темы: Alice, Text

16:40 





neofox.deviantart.com
К сожалению, ничего более по Алисе у автора нет

@темы: Alice, Art, Links

04:37 

Мэб ♥ Королева

@темы: Mad Hatter, Art, Alice

21:12 

Бармаглот

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве.
И хрюкотали зелюки
Как мюмзики в мове.

О, бойся Бармаглота, сын!
Он так свирлеп и дик,
А в глуще рымит исполин —
Злопастный Брандашмыг!

Но взял он меч, и взял он щит,
Высоких полон дум.
В глущобу путь его лежит,
Под дерево Тумтум.

Он стал под дерево и ждёт,
И вдруг граахнул гром —
Летит ужасный Бармаглот
И пылкает огнём!

Раз-два, раз-два! Горит трава,
Взы-взы — стрижает меч.
Ува! Ува! И голова
Барабардает с плеч!

О светозарный мальчик мой!
Ты победил в бою!
О храброславленный герой,
Хвалу тебе пою!

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве.
И хрюкотали зелюки
Как мюмзики в мове.

(c) Льюис Кэрролл


@темы: Art, Other, Text

00:03 

А если бы...

Мэб ♥ Королева
В 1868 году доктор Доджсон гостил у своего дядюшки в Лондоне. Алиса Лидделл уже выросла, и доктор Доджсон часто ее вспоминал. Как-то раз, стоя у окна в гостиной и грустно глядя в сад, где играли дети, он услышал, что одну из девочек тоже зовут Алисой. Доктор Доджсон вышел во двор и представился девочке.
- Я очень люблю Алис, - сказал он ей. Девочку звали Алиса Рейке. Доктор
Доджсон пригласил ее в дом.
- Сейчас я покажу тебе одну загадку. С этими словами он дал Алисеапельсин и подвел ее к высокому зеркалу, стоявшему в гостиной.
- В какой руке ты держишь апельсин? - спросил он.
- В правой, - сказала Алиса.
- Теперь посмотри на ту маленькую девочку в зеркале. А она в какой руке держит апельсин?
Алиса внимательно посмотрела на свое изображение.
- В левой, - отвечала она.
- Как это объяснить? - спросил доктор Доджсон.
Задача была не из легких, но Алиса не растерялась.
- Ну, а если бы я стояла по ту сторону зеркала, - сказала она, - апельсин ведь был бы у меня в правой руке, правда?
Доктор Доджсон пришел в восторг.
- Молодец, Алиса! - вскричал он. - Лучшего ответа я ни разу не слышал!

(c) Н.Демурова. Льюис Кэрролл и история одного пикника

@темы: Alice, Text

19:41 

Машталир Наталья

Alice not dead

Ты думаешь, я не Алиса?!
Не та, что росла от грибов
И ела ириски?!
Ты много не знаешь о мире.
Теперь слушай быстро:
В цифрах есть символ цветов,
Безобразных улыбок в зефире,
Костлявых, но добрых котов,
А также миров,
Но без крыльев.

Цифры – это глаза
Для малыша-незабудки:
Отняли – и это назад,
Прибавили – вверх и дальше.
Поцеловали в губки...
Сказали: «Кричи, если вдруг станет страшно.»

Числа – это ведь пачки свечей
На тортах в День моего Рожденья.
Бешеный кролик летит скорей
На чаепитие и поздравленье.
Этого кролика вставлю я в пульт –
И продолжается жизни праздник!
Орёт сумасшествие: «Я уже тут!
Хоть этот кроль
Всего ль
Энерджайзер!»

А мне всё равно. Я Алиса. Бам-бам.
Я тоже немного того... расчудесная.
Синее платье немодное - хлам!
Я хочу рассказать всё глазам,
Живым глазам,
А не сказочным песенникам!

Алгебра – это двухмерия звук,
Рокот речей с тронного зала.
Для королевы с тысячей слуг
Циферки – это всего лишь панама.
Она укроется ими от правды,
От искомых А и С,
Решит задачу, конечно, не правильно,
Но смущенья не будет в лице.


А я лишь Алиса.
И мне снесут голову,
Если не выстрою график Га-Ноцри.
Ладно – умру!Но только с ним поровну
Я хочу разделить всех земных удовольствий!
А поровну – сколько?
Ведь всё здесь стомерно.
Чуть влево, чуть вправо – алмаз прям гранёный!
Но мне нужно только,
Чтоб высчитал верно,
В какую дверь выйти –
Стать освобождённой.

В Стране я в Чудес
Считала полянки,
А дома считаю консервные банки.

И кто мне ответит, что же здесь странного:
Заснуть и стать на часок безымянною;
Считать чашки с блюдцами,
Что часто бьются, и
Про талию Шалтая-Болтая
Задачу решить непростую,
Про окружность вспоминая
И на чай горячий дуя?

Вместо того, чтобы складывать кубики,
Гладить кошку и в куклы играть,
Неужели нельзя хоть разочек, хоть маленький, пухленький,
В Расчудесной стране побывать?
Чтоб вспомнить, забыть и однажды проснуться
Другой уже девочкой в синем тряпье
И сну своему сквозь зевок улыбнуться.
Да, я Алиса! Вы верите мне?

@темы: Alice, Text, Other

23:27 

Список Литературы

Мэб ♥ Королева
Список Литературы
или то, что должен прочитать каждый любитель Алисы

Анджей Сапковский. "Золотой Полдень"
Джефф Нун. "Автоматическая Алиса"
Джефф Нун. "Брошенные машины"
Джефф Нун. Трилогия "Вирт" ("Вирт", "Пыльца", "Нимформация")
Инга-Карин Эрикссон и Кристина Бьёрк "Приключения Алисы в Оксфорде"
Энтони Берджесс. "Долгий путь к чаепитию"

@темы: Alice, Text

22:52 

Записки лечащего врача

Мэб ♥ Королева
4 ноября 1864

Главный врач объявил, что мне будет предоставлена возможность заняться очень запутанным и тяжелым случаем. Сомнительная честь! Пациентку зовут Алиса, а прогнозы относительно ее состояния неутешительны. Просмотрев историю болезни, я поразилась, что девочка до сих пор жива: она провела в коме около года.

[Взялась бы я лечить ее, если бы знала то, что знаю теперь? – 3.10.73]

11 ноября 1864

Безмолвная, с перевязанной головой, Алиса лежит на носилках и, кажется, едва цепляется за жизнь. Ее ожоги зажили за год, прошедший после пожара, но она по-прежнему пребывает в каком-то трансе. Такое впечатление, что огонь обжег не только ее тело, но и разум. Слепая, глухая и немая, она вполне соответствует интерьеру своей палаты.
Странный случай: какой-то кот (бешенный, что ли?) бросился на Алису, когда ее вносили в больничный корпус. Вздрогнув от неожиданности, санитары уронили несчастную девочку на землю. Удивительно: кот встал на груди Алисы, словно заявляя свои права на территорию или добычу. Только когда санитар пригрозил ему палкой, зверюга удрал в кусты и припал к земле, не сводя с Алисы пристальнейшего взгляда.

[За кошками нужен глаз да глаз – уж этому прожитые годы меня научили – 21.10.73]

14 ноября 1864

Все имущество Алисы, оставшееся от ее прежней жизни, – это одноглазый плюшевый кролик, перепачканый сажей.

[Кролик еще тогда мог послужить ценным инструментом для шоковой терапии. Мне следовало бы догадаться раньше… – 21.10.73]

8 декабря 1864

Когда я поднесла лампу к ее глазам, в глубине пустых зрачков не проявилось ни малейшего намека на реакцию. Я ударила кирпичом о кирпич у самого ее уха. Ничего. Повреждений органов зрения и слуха у девочки нет; и всё же она ничего не воспринимает. Многие (в том числе преподобный Мотл) говорят, что она не ощущает вообще ничего – ни боли, ни страха, ни иных страданий; но это и неправдоподобно, и бесчеловечно. Просто она где-то очень, очень далеко…

10 декабря 1864

Хотя девочка кажется слабой, на самом деле у нее очень крепкий организм – иначе бы она просто не выжила. Жар не спадает, дыхание временами становится тяжелым, а обширные ожоги даже спустя год лечения не могут не причинять боли. Наверное, даже хорошо, что она лежит безжизненная, как мумия в Британском музее. Тем не менее, я собираюсь разбудить ее во что бы то ни стало.
С завтрашнего дня я начну лечить ее холодными компрессами и кровопусканием. Кроме того, у меня есть новый электрошоковый аппарат, который нужно опробовать в деле. Интересно, какова будет ее реакция…

6 января 1865

Ночью умерла еще одна пациентка. Я давала ей то самое лекарство, которым собиралась лечить Алису. Возможно, смесь оказалась слишком крепкой… Придется еще немного поэкспериментировать, прежде чем я дам этот препарат Алисе.

[Будь опия поменьше, а камфары побольше, она бы, скорее всего, не умерла. – 13.12.73]

23 февраля 1865

Из окон лаборатории мне видна часть сада. Медсестра Д. как раз ведет группу детей на прогулку. Я слушаю шорох шагов по гравию и думаю – будет ли Алиса когда-нибудь ходить по земле, как и другие люди? Придет ли в сознание? Или до конца дней своих останется заточенной в этих серых стенах? Если судить по течению ее болезни, надежды на выздоровление почти нет.

[Я и представить себе не могла, по каким немыслимым лесам и садам блуждал ее ум! – 27.01.74]

23 марта 1865

Похоже, Алису невозможно расшевелить. Я перепробовала все методы, связанные с ограничением свободы: наручники, колодки, смирительную рубашку, полную изоляцию… С другой стороны, я давала ей возможность ощутить вкус свободы, на многие часы оставляя ее в саду без сопровождения. Никакой реакции. У меня в запасе есть еще не мало методик, но я начинаю сомневаться, можно ли вообще изменить состояние этой девочки.

1 апреля 1865

Каждый год в этот день, ровно в полдень по моим карманным часам, я останавливаюсь и задумываюсь над абсурдностью ситуации. Какая ирония – праздновать День Дурака в дурдоме!
Алиса полностью замкнулась в себе. Я бы даже сказала, что она полностью ушла в то, что европейские психиатры называют «душой». Я по-прежнему пробую разнообразные методы лечения, но пока не будет заметных улучшений, не появится и надежды на выздоровление. Я напишу о изменениях в состоянии девочки… если они вообще когда-нибудь будут.

7 сентября 1873

После нескольких лет молчания Алиса решила пообщаться с нами – картинкой. Она нарисовала что-то вроде кошки. Однако я никогда в жизни не видела подобных кошек.

[Даже столь причудливый рисунок не может сравниться с теми фантазиями, которые за ним последовали – 29.03.74]

10 сентября 1873

Пока Алиса спала после дневной дозы снотворного, медсестра Д. по собственной инициативе пришила кролику второй глаз. Реакция девочки была неадекватной: она проснулась и громко зарыдала.
«Скажи мне, малышка, что случилось?» – упрашивала ее медсестра Д. – «В чем дело, милая?»
Словно осознав происходящие, Алиса заговорила стихами:

Мы опять летим в норе: опоздаем, не успеем.
Тот прекрасный сад теперь – только мрак и запустенье.

Она продолжала плакать, и только когда медсестра Д. срезала только что пришитый глаз, Алиса впала в свой обычный транс.

[Она ведет себя так, что я порой жалею, что взялась мутить воды этого тихого омута… – 29.03.74]

Я не знаю, поощрять ли ее реакцию – хоть какую-то. Меня несколько тревожит ее сильная эмоциональная вспышка. По крайней мере, теперь мы знаем, что девочка может говорить.

11 сентября 1873

Оказывается, Алиса хорошо рисует – если захочет, конечно. Сегодня она показала мне еще одно свое творение. Что она пытается изобразить? Мне приходит в голову лишь одно: адские кошмары, наполняющие ее больное воображение.

15 октября 1873

Санитары опять ругали Алису и грозили ей кожаными ремнями. Девочка не прореагировала на их дурачества, а они – на мой выговор. Бессовестные…

18 октября 1873

Приходил главврач. Мне кажется, я до сих пор чувствую запах его дорогого одеколона. Главврач нечасто бывает здесь, но уж если приходит, то без предупреждения и надолго. Как правило, он быстро ходит по палатам, интересуясь то одним пациентом, то другим. На сей раз он потребовал показать ему Алису и велел принести пиявок. Однако девочка даже не пошевелилась, на что главврач зевнул с чувством беспредельной скуки.
Когда я показала ему некоторые из недавних рисунков Алисы, он вздрогнул, словно в его мясистую ладонь сунули горячую кочергу.

[Он был очень взволнован, когда уходил. – 7.04.74]

24 октября 1873

Медсестра Д. подслушивала у двери: Алиса, кажется, что-то невнятно бормотала. Скорее всего, она разговаривала со своим одноглазым кроликом.

26 октября 1873

Ее случай не особо выдающийся – по крайней мере, по сравнению с бесчисленными историями других пациентов, живущих в этих стенах. Я не преуменьшаю ее трагедию – несомненно, пережитого Алисой потрясения хватит, чтобы повредить чей угодно рассудок. Представьте себе этот ужас – слышать отчаянные крики своих родителей, запертых в пылающих спальнях, и не иметь возможности им помочь!
Я полагаю, что она слышит эти крики до сих пор.

[Теперь я беру назад свои слова. Ее случай – САМЫЙ выдающийся. – 7.04.74]

3 ноября 1873

Полночь. Я слушаю, как тикают часы, и в друг понимаю, что слышу и другие звуки. В бесплодном аду ночи самые беспокойные пациенты по-прежнему бодрствуют. Алиса лежит неподвижно, так что я прислушиваюсь к жутким крикам, навязчивому лязгу наручников, безумным стонам, бормотанию…
После первоначальных судорог Алиса опять кажется безжизненной. Если бы она время от времени не бормотала что-то во сне, я бы поднесла зеркало к ее рту. Невозможно разобрать, что она говорит. Не то «тушу», не то «бужу», не то «буджум»… Вздор какой-то. Это чье-то имя? Местность? Или просто очередной бред помутившегося рассудка. Я ору ей это слово в ухо и колю иголкой в плечо – она вздрагивает, но ее речь не становится четче.

[Буджум! И откуда у нее такие фантазии?. – 11.04.74]

21 ноября 1873

Санитары опять хулиганят. Устав упрашивать Алису открыть рот, они стали «кормить» ее игрушечного кролика, выливая ложки овсяной каши на одноглазую мордочку.

[Мои подозрения подтвердились. Эти оболтусы – незаконнорожденные племянники главврача.. – 13.04.74]

Увлекшись «кормлением», санитары получили хороший урок правил поведения в сумасшедшем доме: никогда не поворачивайся спиной к пациенту, каким бы слабым он ни казался.
Насколько я могла выяснить, Алиса вышла из коматозного состояния и набросилась на санитаров. В припадке дикой ярости она погналась за одним из близнецов с ложкой. Даже при ее состоянии ей вполне удалось его поранить. Сжимая ложку, словно мясницкий нож, Алиса долбила ею в жирную щеку санитара. Когда ее остановили, она обратила свое «оружие» против себя, расковыряв им запястья в попытках вскрыть себе вены.
Я зашила ей раны и позаботилась о санитаре. У Алисы не должно остаться никаких шрамов; про санитара говорить еще рано.

[Подобная эмоциональная вспышка не должна была бы меня удивить – 13.04.74]

Она вновь впала в апатию. Что бы я не говорила, что бы ни делала, мне не удается заставить ее вновь пережить то утреннее состояние.

7 декабря 1873

Произошла некоторая перемена в состоянии Алисы. Она перестала сжимать зубы, и мы можем кормить ее без применения силы. Когда приходит время приема лекарства, она, кажется, слегка приоткрывает рот, словно прося очередную порцию.
Это, конечно, не выздоровление, но любое изменение – шаг к успеху.

8 декабря 1873

Какая-то шелудивая кошка лизала Алису в щеку. Когда я вошла, кошка зашипела и вскочила на подоконник. Должно быть, в ней действительно остались только кожа да кости, раз она смогла протиснуться через решетку. Мне почудилась улыбка на ее чесоточной морде. Любопытно, что мимика животных порой кажется почти человеческой…
По территории больницы бродит много одичавших кошек – я не удивлюсь, если их больше, чем пациентов.

[Помнится, когда Алису сюда привезли, на нее прыгнула кошка… Правда, еще более тощая. – 26.04.74]

10 декабря 1873

Должно быть, что-то, увиденное в саду, поразило воображение Алисы: вернувшись, она нарисовала весьма любопытную картинку. Еще одно доказательство того, что девочка способна не только лежать, глядя в желтый крашеный потолок.

[Временами в ее безумии проявляется талант – 26.04.74]

15 декабря 1873

Уже три дня прошло с тех пор, как я забрала кролика из палаты. Вопли Алисы, доносящиеся из-за запертой двери, становятся все громче.

25 декабря 1873

Алиса вновь впала в свой обычный транс, но с одним знаменательным отличием – когда кто-нибудь входит в палату, она широко открывает рот. Будь то лекарство или пища, но Алиса определенно требует еще.

[Она постоянно повторяет «съешь меня» и «выпей меня». Но что она имеет в виду, я по-прежнему не понимаю. – 23.07.74]

17 апреля 1874

Никаких улучшений за прошедшие месяцы. Медсестра Д., потеряв терпение, настояла на собственном «лечении». Она зашила кролика и сунула его в постель к Алисе.

17 апреля 1874

Интересное развитие событий! В ответ Алиса подарила медсестре Д. рисунок кролика. Однако он совершенно не похож на ее игрушку.

[Мои часы? – 10.05.74]

1 июня 1874

Это было как гром с ясного неба. Алиса встретила меня странной усмешкой и заговорила с такой легкостью, словно мы уже много лет общались друг с другом. Вот отрывки из ее речи: «Берегись ядовитых плевков Снарка… кости нужно бросать с умом, иначе игра обернется против тебя… а у Сороконожки нежное брюшко… я люблю грибы, но не те, которые кусаются…»
К сожалению, я не могу рассматривать этот бред как признак приближающегося выздоровления.

2 июня 1874

Она живет в мире абсолютного ужаса, хаоса и кровавой бойни. Ее галлюцинации столь жестоки, фантасмагоричны и абсурдны, что временами мне трудно ее слушать. Она рассказывает о кошмарном королевстве, где все, похоже, только и стремятся ее убить. Гигантские муравьи с копьями, плотоядные цветы, хищные рыбы, какая-то плюющаяся огнем гадость… От разнообразия адских тварей, населяющих ее мир, голова идет кругом. Они безумнее, чем самый дьявольский триптих Иеронима Босха.
Я очень долго ждала, пока из крана польется вода. Теперь же, когда вода хлынула, я не в илах ни остановить поток, ни очистить его от яда…

7 июня 1874

Алиса все больше и больше доверяет мне. Она постоянно что-то бубнит. Думаю, я наконец подобрала правильную дозировку лекарства. Временами она относится к моему присутствию со страхом и ненавистью, но не умолкает, словно не в состоянии прервать льющийся поток слов.

8 июня 1874

Весь день Алиса рассказывала жуткие истории о том, как она защищалась от шахматных фигур размером почти в человеческий рост. Преследуемая исполинской пешкой, она похоже, убила одноглазое чудовище только для того, чтобы за ней безжалостно погналась живая шахматная доска и две ладьи-предательницы. Как обычно, она описывает события так живо и ярко, что это выше моего понимания. Ее рассказы убедительнее любой хроники Фруассара.

11 июня 1874

Задремав всего на несколько минут, я проснулась и увидела, как Алисины ручки теребят цепочку моих карманных часов. Возможно, для следующих сеансов потребуются наручники – по крайней мере, пока девочка не станет хорошо себя вести. А еще я заберу у нее карандаши. Посмотрим, отреагирует ли она на это наказание!

12 июня 1874

Этого следовало ожидать. Лишившись карандашей, она вновь заговорила стихами.

Он ведет меня сквозь залы, весь изъеденный болезнью,
А я чертика бросаю, чтобы гадость не полезла.

Я попросила ее описать «чертика». Умная девочка! Она попросила вернуть ей карандаш.

15 июня 1874

В речи Алисы появляются проблески ясности. Однако некоторые слова заставляют девочку вновь погружаться в мир своих фантазий, а слово «огонь», по понятным причинам, повергает ее в бездну горя.

[Речь ее, может и стала четче, но в рисунках подобного прогресса нет. – 20.07.74]

17 июня 1874

Алиса зашвырнула чайником черезвсю комнату.
«Сколько раз вам говорить?! Я пью чай только с друзьями!»

18 июня 1874

Временами Алиса может быть вполне вежливой, но порой она ведет себя просто отвратительно. В виде эксперимента я решила отменить все медикаментозное лечение, кроме обильных доз опия – в тех случаях, когда она в особенно дурном настроении.

25 июня 1874

Словесные излияния Алисы были долгими и злыми. С особенной яростью она поминала некую Червонную Королеву. Возможно, стоит попробовать холодные компрессы…

[Алиса очень часто упоминает Королеву, но наотрез отказывается описать или нарисовать ее. – 20.07.74]

19 июля 1874

Совсем недавно, в крайне неприятной вспышке ярости, Алиса набросилась на одну из медсестер, купавших ее. Назвала женщину «герцогиней».

22 июля 1874

Из недавнего разговора:

– Что ты делала, Алиса?
– Конечно же, была на званом чаепитии.
– Чаепитие было хорошим?
– Просто великолепным, дорогой доктор. Я ничего не боюсь. Скоро я доберусь до королевского замка!

25 июля 1874

Алиса спит то беспокойно, то – на следующую же ночь – мирно, как младенец. Она определенно стала еще более непредсказуемой.

27 июля 1874

Еще пара строк, сочиненных Алисой:

Вы твердите, что случился по моей вине пожар? –
Я вас выгоню из мыслей красноречием ножа.

28 июля 1874

Алиса долго рассказывала про так называемый «Лес диких грибов». Там растут грибы размером с вековые деревья, мох и кустарник хватают за ноги путников, а подземные пустоты кишат такими кошмарными существами, каких я и представить себе не могу.

[Кажется, я припоминаю: однажды она рисовала подобное место… – 2.08.74]

10 августа 1874

Мне трудно соотнести вялую и апатичную Алису с той энергичной, агрессивной и сильной личностью, которую она описывает в своих фантазиях. Ее рассказы о поединках напоминают щегольское бахвальство мушкетера. Ее храбрые поступки исполнены самоотверженности и героизма. Это не мания величия. Это не просто безумие. Но что?

[Какой же она видит себя на самом деле? – 24.08.74]

12 августа 1874

«Отрубить ей голову!»
Это были единственные ее слова за весь день. Алиса не стала объяснять, кого имела в виду, хотя лицо ее пылало такой же яростью, с какой она обычно говорит о Червонной Королеве.

[До чего я дошла? Я ведь уже привыкла к подобным эмоциональным вспышкам… – 11.09.74]

13 августа 1874

Я перепробовала все, что могла. Терапия, медикаменты, наказания и поощрения – все безрезультатно. Алиса разговаривает, когда хочет и о чем хочет, декламирует стихи, когда ей вздумается, рисует, как ей заблагорассудится. Она не делает ничего по моему требованию, приказу или просьбе. Она стала очень своевольной. Что бы я ни говорила, что бы ни делала – она не обращает на это ни малейшего внимания.
Однако я всерьез увлеклась ее фантазиями. Я с нетерпением жду того дня, когда Алиса победит Червонную Королеву и ее слуг, а Страна Чудес станет прежней. Может быть, после этого Алиса излечится, восстановит душевное равновесие и покинет больницу.
Иногда кажется, что Алиса уже близка к победе, но порой у меня не остается сомнений, что она проведет остаток жизни в мрачных стенах Ратледжа… вместе со мной.

24 августа 1874

Вы хотите уничтожить то, что я изобрела?
Я нашла игрушку. Что же – берегитесь, я пришла.

@темы: Text, Game

Las calles largas

главная